Шесть спичек Аркадий и Борис Стругацкие


Шесть спичек
Аркадий и Борис Стругацкие
«Инспектор отложил в сторону блокнот и сказал:
– Сложное дело, товарищ Леман. Очень странное дело.
– Не нахожу, – сказал директор института.
– Не находите?
– Нет, не нахожу. По-моему, все ясно…»
1
Инспектор отложил в сторону блокнот и сказал:
– Нет, не нахожу. По-моему, все ясно.
Директор говорил очень сухо, внимательно разглядывая пустую, залитую асфальтом и солнцем площадь под окном. У него давно болела шея, на площади не происходило ровно ничего интересного. Но он упрямо сидел отвернувшись. Так он выражал свой протест. Директор был молод и самолюбив. Он отлично понимал, что имеет в виду инспектор, но не считал инспектора вправе касаться этой стороны дела. Спокойная настойчивость инспектора его раздражала. «Вникает! – думал он со злостью. – Все ясно, как шоколад, – но вникает!»
– А мне вот не все ясно, – вздохнул инспектор.
Директор пожал плечами, взглянул на часы и встал.
– Простите, товарищ Рыбников, – сказал он, – у меня через пять минут семинар. Если я вам не нужен…
– Пожалуйста, товарищ Леман. Но мне хотелось бы поговорить еще с этим… «личным лаборантом». Горчинский, кажется?
– Горчинский. Он еще не вернулся. Как только вернется, его сейчас же пригласят к вам.
Директор кивнул и вышел. Инспектор, прищурившись, поглядел ему вслед. «Легковат, голубчик, – подумал он. – Ладно, дойдет очередь и до тебя».
Но очередь до директора еще не дошла. Сначала следовало разобраться в главном. На первый взгляд действительно все было как будто ясно. Инспектор Управления охраны труда Рыбников уже сейчас мог бы приняться за «Отчет по делу Комлина Андрея Андреевича, начальника физической лаборатории Центрального института мозга». Андрей Андреевич Комлин производил над собой опасные эксперименты и уже четвертый день лежит на больничной койке в полусне-полубреду, запрокинув щетинистый круглый череп, покрытый странными кольцеобразными синяками. Говорить он не может, врачи вводят в его организм укрепляющие вещества, и на консилиумах часто и зловеще звучат слова: «сильнейшее нервное истощение», «поражение центров памяти», «поражение речевых и слуховых центров…»
В деле Комлина инспектору было ясно все, что могло интересовать Управление охраны труда. Неисправность аппаратуры, небрежное с ней обращение, неопытность работников – все это здесь ни при чем. Нарушений правил безопасности – во всяком случае, в общепринятом смысле – не было. Наконец, Комлин проводил опыты над собой втайне, и никто в институте ничего об этом не знал, даже Александр Горчинский, «личный» комлинский лаборант, хотя некоторые сотрудники лаборатории держатся на этот счет другого мнения.

Читать книгу полностью:
 -

Аннотация

«Инспектор отложил в сторону блокнот и сказал:

– Сложное дело, товарищ Леман. Очень странное дело.

– Не нахожу, – сказал директор института.

– Не находите?

– Нет, не нахожу. По-моему, все ясно…»


Год: 1959
Возраст: 12+
Правообладатель: Наследник Стругацких
Магазин: ЛитРес
Другие книги автора