Зильбер. Первый дневник сновидений

Но кого это удивляет? Меня лично – нет. Между тем, до каждого, наверное, дошло, что после трагической гибели бывшего парня Анабель Тома Голланда они с Артуром перестали быть идеальной парой, от вида которой бледнеешь от зависти. Для новичков: вы столько пропустили – бедный Том ушёл из жизни в июне прошлого года после автомобильной катастрофы. Ну и пусть, что он был бывшим! Я несколько раз намекала на то, что между ним и Анабель чувствовалось притяжение даже после расставания, и понимали это абсолютно все, кроме разве что Артура. Но уж как картинно она боролась со слезами на похоронах Тома – тут даже до Гамильтона, наверное, дошло. (И утешил Анабель, кстати говоря, вовсе не Артур, а Генри Гарпер – добавлю вам этот факт для того, чтобы освежить воспоминания и запутать ещё чуть сильнее J.)

Итак, что думаете вы? Кто станет новой девушкой Артура? Принимаю ставки.

Скоро увидимся!

Ваша Леди Тайна

Глава четвёртая

– Девочку, которую попросили помогать мне, зовут Дейзи Дон Стюард! – говорила Мия, и при каждом звуке изо рта у неё вылетали крошки. – Увлекается она Тейлором Лотнером, только о нём и болтает.

Ну, тут я могла обойти сестричку в два счёта.

– А меня курирует Персефона Портер-Перегрин. И она не сказала мне ни слова после того, как притащила меня на первый же урок. В сущности, не так уж это и плохо. Думаю, она увлекается метанием высокомерных взглядов.

– Да, действительно, странное имя… Как у какой-нибудь скаковой лошади, – заметила Лотти. На увлечение Тейлором Лотнером или его героем-оборотнем из кино-саги «Сумерки» Лотти не отреагировала, у неё самой ещё в позапрошлом году висел плакат с этим Тейлором. На дверце платяного шкафа, изнутри. Возможно, ей просто нравились волки.

На кухне у нас шторы в шотландскую клетку, прошитые золотыми нитями, из каждого угла торчат вездесущие фарфоровые балерины, но, несмотря на всё это, здесь сейчас очень уютно. По подоконнику барабанит последний летний дождь, а в воздухе витает успокаивающий аромат ванили и шоколада. Лотти только что вытащила из духовки наше любимое печенье – ванильные песочные полумесяцы по бабушкиному рецепту. К нему Лотти подала нам горячее какао со сливками и шоколадной стружкой. И полотенца для наших промокших под дождём волос. Эта чрезмерная забота и обилие сладкой еды частенько нас утешали. Кажется, Лотти всё-таки сочувствовала нам гораздо сильнее, чем ей хотелось бы. Потому что в обычной ситуации она никогда не изменяла своим принципам – рождественскую выпечку до начала праздника не едят! Что касается традиций Рождества, тут Лотти была твёрже стали. Ох, и попадало же тому, кто осмеливался напеть в июне рождественскую мелодию! В этом вопросе Лотти шуток не понимала. Она свято верила, что такие выходки приносят несчастье.

Какое-то время мы с наслаждением поглощали печенье за печеньем, комментируя воображаемые скачки:

– Персефона Портер-Перегрин с первых же секунд занимает лидирующую позицию на дорожке, в этом году она в прекрасной форме, так что эта лошадка способна обойти всех скакунов в Аскоте. Свою главную соперницу Ванилу Полумесяц она оставляет далеко позади. Но погодите, что происходит? Вперёд вырывается номер пять, Дейзи Дон, вот она уже догоняет Персефону, и – да! просто невероятно! – аутсайдер Дейзи Дон выигрывает с преимуществом в долю секунды.

– Это же не спекулос[2 - Спекулос – сорт рождественских пряников.], ванильные полумесяцы можно и не считать исключительно рождественской выпечкой, правда же? – пробормотала Лотти на немецком, скорее самой себе, чем нам. Папа в своё время настаивал, чтобы нянечка у нас была обязательно из Германии, и мы, общаясь с ней, смогли лучше выучить его родной язык. Если же он сам заговаривал с нами по-немецки, мы предпочитали либо молчать, либо отвечать ему по-английски (во всяком случае, я, Мия тогда вообще не могла сказать ничего, кроме «да-да-да»), а это не очень-то соответствовало его представлениям о правильном двуязычном воспитании. Поначалу Лотти почти не понимала по-английски, поэтому нам всё время приходилось напрягаться и говорить с ней на немецком языке, что вызывало искреннюю радость папы. Ровно до того момента, когда он понял, что мы переняли от Лотти не литературный язык, а её родной диалект. А уж когда малышка Мия выплюнула папе на рубашку брокколи, бормоча при этом ругательства на баварском наречии, нашему отцу стало совершенно ясно, что его план оказался не таким уж совершенным.

– Эти полумесяцы вполне могут сойти за будничную выпечку, – Лотти до сих пор волновалась, что Христос ещё припомнит ей праздничное печенье без особого повода. – Но только в крайнем случае, конечно.

– Это и есть очень, очень крайний случай, – заверила её Мия. – Ты только погляди на двоих достойных сожаления детей, жертв развода, потерявших надежду и жизненные ориентиры в большом чужом городе.

К сожалению, Мия не преувеличивала. Дорогу домой мы нашли только благодаря дружелюбным пассажирам и водителю автобуса. Утром нам не пришло в голову запомнить номер нашего временного дома, все здания здесь выглядели совершенно одинаково, поэтому, наверное, мы до сих пор блуждали бы под проливным дождём, как Гензель и Гретель по лесу, если бы не увидели и не услышали нашу Кнопку, которая стояла у окна и лаяла изо всех своих собачьих сил. Сейчас умный зверь приютился рядом с нами, положив голову мне на колени, и надеялся, что печенье каким-нибудь волшебным образом окажется у него на языке.

– Вам и правда приходится несладко, – сказала Лотти, глубоко вздохнув. На миг я почувствовала угрызения совести. Чтобы на душе няни стало чуть легче, мы вполне могли бы рассказать ей, что школа, вообще-то, оказалась вовсе не ужасной, скорее наоборот. Здесь первый день учёбы прошёл намного лучше, чем, например, в Беркли, где банда девчонок угрожала окунуть меня головой в унитаз. (В первый день они только угрожали это сделать, а на пятый так и поступили. Кстати, именно после этого я и записалась в секцию кунг-фу.) Сегодняшний первый день был очень далёк от того и ему подобных в новых школах. Не считая Персефону и небритого Кена, все остальные в «Академии Джабс» показались мне вполне милыми, учителя тоже вроде нормальные. Ни на одном уроке у меня не возникло чувства, что я отстала или чего-то не понимаю, учительница французского похвалила моё произношение, классы были светлыми и просторными и даже еда в столовой оказалась довольно вкусной. Вместо Персефоны девочка, которая сидела со мной рядом на уроке французского, совершенно неожиданно вызвалась проводить меня в столовую и там познакомила со своими друзьями. От них я узнала, что гороховое пюре лучше не заказывать, и что Осенний бал – это всё-таки замечательное событие потому что после скучной официальной части там будет выступать какая-то крутая группа, о которой я, к сожалению, слышала сегодня впервые. Для первого дня в новой школе всё прошло довольно удачно. У Мии, кстати, даже лучше моего.

Читать дальше ›

Читать полностью:

Керстин Гир - Зильбер. Первый дневник сновидений

Первая книга в серии "Зильбер"

Год: 2013

Возраст: 12+

С тех пор, как я переехала сюда, со мной начали происходить странные вещи.

Почему я вижу во сне то, о чём никогда не могла даже слышать? И кажется, эти сны вместе со мной видят ещё несколько человек. Потому что они знают обо мне то, о чём я никогда не упоминала наяву.

В одном из снов четыре парня, с которыми я хожу с некоторых пор в одну школу, проводят мрачный ритуал, призывая демона. Удивительно, но они верят в него не только во сне! Ведь он исполняет их самые сокровенные желания… наяву.

Почему эти сны начали видеться именно мне? Существует ли демон ночи на самом деле или он – просто выдумка? Как связаны события, случающиеся со мной в реальной жизни, с тем, что происходит во сне? Я очень хочу разгадать все эти загадки…

Меня зовут Лив Зильбер. И это – мой первый дневник сновидений.


Ключевые слова:

мистические тайны, сновидения, загадочные события, сверхспособности, young adult, романтическое фэнтези, темные тайны


Издательство:

Робинс

Книга в магазине ›